Завод, на фоне которого фотографируются молодожёны

На окраине Белгорода, в промышленном районе с импортным названием Крейда, на улице Дзгоева, среди унылых производственных построек есть островок хорошего настроения. Перед ярким, современным четырёхэтажным зданием прохожих встречают цветочные часы и зелёные скульптуры, малые архитектурные формы, хвойные растения, папоротники, лилии, гортензии и розы. Первое впечатление – профилакторий, а на самом деле, это завод «Белагромаш-Сервис имени В.М. Рязанова». И здесь работают люди, которые любят и уважают свой труд.

В бандитские девяностые, когда ради сиюминутной прибыли заводы целиком сдавали на металлолом, управление тогда ещё Энергомеханическим заводом взял в свои крепкие руки хозяйственника Владимир Михайлович Рязанов. Он сохранил и развил предприятие, дал людям работу и веру в будущее.

Сейчас ОАО «Белагромаш-Сервис» руководит сын Владимира Михайловича – Артём Рязанов, а завод занимает лидирующие позиции по производству почвообрабатывающей техники европейского качества, которая пользуется устойчивым спросом более чем в сорока регионах России, а также на Украине, в Белоруссии, Узбекистане, Казахстане, Болгарии, Франции, Польше и Канаде.

В заводской проходной, если так можно назвать светлое фойе с турникетом и приветливой пожилой женщиной-контролёром, меня встретил заместитель главного конструктора Михаил Викторович Коваленко.

Ему 33 года, окончил Старооскольский политехнический колледж и БГТУ имени В.Г. Шухова, на заводе работает с 2004 года. Пока мы шли по длинным коридорам административного здания, я поймал себя на мысли, что внутри заводская контора не похожа на те, которые мы привыкли видеть в старых советских фильмах. Нет глухих кабинетных дверей, врезанных в унылые проёмы многократно окрашенных стен. Нет бледно-жёлтых пятен пыльных стоваттных ламп, отбирающих последнюю надежду увидеть солнечный свет, а есть светлые коридоры, где вместо стен – матовые стёкла отделяющие кабинеты друг от друга, приветливые молодые сотрудницы, запах кофе и ощущение причастности к чему-то очень важному.

- Михаил Викторович, какую продукцию выпускает завод? – спросил я заместителя главного конструктора.

– Практически всё, без чего невозможно вырастить хороший урожай: бороны, мульчировщики, культиваторы, лущильники, грабли-ворошилки, прицепы, измельчители древесных отходов и сидератов, плуги и запасные части ко всему перечисленному оборудованию. Кроме того – вентилируемые фасады и металлоконструкции различного назначения. А ещё, – с гордостью добавил Михаил Коваленко, – мы делаем посевные комплексы, которые используются для сева зерновых, бобовых и травяных культур по минимальной и нулевой технологии обработки почвы.

- Расскажите о вашей последней разработке?

– Это ПК-9, проектом создания которого я руководил.

- ПК – это посевной комплекс. А что значит цифра девять?

– Ширина захвата обрабатываемой почвы. Начался проект с того, что руководитель крупного агрохолдинга обратился к нам с просьбой сделать высевающий узел взамен сломанного импортного. Мы сделали, а через год, создали весь посевной комплекс с шириной захвата шесть метров. Провели полевые испытания, и оказалось, что наша продукция не уступает импортной, а по ряду показателей и превосходит её. Следующим стал ПК-9.

- А что, шестиметрового уже недостаточно?

– Трактора, которые используют агрохолдинги, могут работать с более широкими посевными комплексами. Сейчас наш ПК-9 проходит испытания на полях Воронежской области – сеет озимые. Планируем с его помощью засеять тысячу гектаров.

- И он не уступает зарубежным?

– Ни в чём, а благодаря использованию отечественных комплектующих ПК-9 на 30 процентов дешевле импортных аналогов. Кстати, на него уже есть покупатель.

- Михаил Викторович, а над чем вы сейчас работаете?

– Над проектом ПК-12

За широкими воротами заводских цехов кипела работа. Но не было суеты. Каждый работник был занят своим делом. А ещё я обратил внимание на тишину, которая сопровождала процесс изготовления сельхозмашин. Непривычно было увидеть чистый цех, опрятно одетых в фирменную спецодежду работников, а главное – со мной все здоровались.

Я сфотографировал заместителя главного инженера на фоне большого красного и неведомого мне механизма, и мы уже собрались уходить, как вдруг двое высунувшихся из за металлической конструкции рабочих, спросили с улыбкой:

– А чего это вас Михаил Викторович фотографируют?

– В газете обо мне писать будут, – смущённо ответил Михаил Коваленко.

Когда я готовил этот репортаж, то прочёл интервью с Владимиром Михайловичем Рязановым, опубликованное несколько лет назад в «Российской газете». Вот что он рассказал о своём заводе:

«Мы своих сотрудников поддерживаем, даём кредиты через банк, являемся поручителями, выделяем пособие на ребёнка молодым семьям. Летом сотрудники могут провести отпуск в домах отдыха за счёт предприятия, детей отправляем в детские оздоровительные лагеря. Отремонтировали медицинский центр – поставили туда лучшее оборудование, создали лабораторию, приём ведут кардиолог, терапевт, стоматолог, гинеколог. Есть физиотерапевтический кабинет…Лучшие специалисты по итогам года получают премии – на материальные поощрения не жалеем денег. А на Новый год мы делаем большую ёлку для всех жителей района, открываем ворота завода, и большая часть коллектива приходит сюда…Район Крейда долгое время считался плохим, но мы много сделали для его благоустройства – теперь к нашему заводу приезжают молодожёны – фотографируются…Но самое главное – моральный климат в коллективе, дух команды. Генри Форд говорил: отберите у меня все заводы и капиталы, но если у меня останется моя команда, мы снова всё построим».

К сожалению, Владимира Михайловича уже нет в живых, но то, о чём он говорил в интервью, на «Белагромаш-Сервисе» сохранилось и приумножилось. А это уже заслуга нынешнего директора, молодого, но такого же крепкого, профессионального хозяйственника Артёма Владимировича Рязанова. И пока предприятиями руководят такие люди – Белгородчина будет территорией добра и благополучия.

Евгений ФИЛИППОВ («Белгородские Известия», 26.09.2013г.)